Главная Информация о Непале
Организация поездки в Непал
Спрашивайте - отвечаем!
Карта сайта

Вынести мусор с Эвереста

В.Городецкий, МС СССР О.Федоров, МС СССР, руководитель проекта "Эверест-Сагарматха"

Немного истории

Природа и люди... Проходят времена, когда стиль общения человека и природы определялся лозунгом "Мы не можем ждать милостей от природы...", но проходят они медленнее, чем это диктует реальность. Да и понимание этого оставляет желать лучшего.

Парадоксально, но среди тех мест, которые требуют срочного вмешательства экологов, оказываются зачастую весьма труднодоступные: Антарктида, Север России, Западная Сибирь, а теперь и горы. Об экологии гор и о подготовке экспедиции, связанной с экологией гор, и пойдет далее речь.

Несколько лет назад Правительство Непала обратило внимание мирового сообщества на плохое экологическое состояние склонов высочайшей вершины мира - Эвереста и его окрестностей. Этот факт не случаен, ведь Эверест, третий полюс Земли, как его принято называть, принадлежит не только Непалу, он является достоянием всего земного шара, поэтому и ответственность за его состояние несет не только Непал. Тем более что не жители Непала являются главной причиной ухудшения экологии Эвереста.

Эверест, который долгие годы был предметом внимания лучших альпинистов мира, уже после первого удачного восхождения на него в 1953 году стал объектом массового паломничества. Сейчас по признанию тех, кто был на Эвересте или в его окрестностях, он превратился в самую высокогорную свалку мира. Несколько тонн мусора - кислородных баллонов, остатков палаток, снаряжения, консервных банок - скопилось на Южном седле Эвереста, через которое проходит самый популярный (потому что самый доступный) маршрут на третий полюс Земли. Еще больше мусора ниже, в базовом лагере на леднике Кхумбу и в долине, вдоль которой идет тропа к базовому лагерю. По ней ежегодно проходят десятки тысяч туристов, стремящихся "только взглянуть" на Эверест, и каждый из них вносит свою лепту в экологическое состояние долины ледника Кхумбу и его окрестностей. На ставшей знаменитой фотографии, полученной федерацией альпинизма из Непала, можно рассмотреть и труп одного из восходителей, который находится там и поныне. Сколько их там? Сведения весьма противоречивы. Даже в ассоциации альпинизма Непала и Гималайской спасательной ассоциации нам не смогли назвать точную цифру, она колеблется, по разным источникам, от 2 до 12.

Непальская ассоциация альпинизма обратилась за помощью прежде всего к альпинистам тех стран, где культивируется высотный альпинизм. Ведь такой маленькой и такой бедной стране (говорят, что она по бедности уступает только Афганистану) одной не под силу решить проблему экологии Эвереста. Откликнулись немногие: французы, японцы, русские. Французский и японский проекты очистки Эвереста предполагают прежде всего финансирование работ, проводить же их должны сами непальцы, а точнее - шерпы, населяющие Соло Кхумбу, как исторически называется весь район Непала к югу от Эвереста. Именно они составляют основную часть жителей Непала, так или иначе связанных с альпинизмом и туризмом, причем не только в районе Эвереста. Работа по французскому проекту уже частично начата: вдоль тропы к Эвересту установлены мусоросборники и печи для сжигания мусора. Они не вполне оправдывают свое назначение, потому что мусор в печах не горит, но это конкретная работа и она позволяет накопить опыт. На очистные работы осенью 1996 г. французы собираются выделить свыше 220 тыс. долларов.

Россия сейчас не может помочь Непалу деньгами, у нее много своих проблем. Но российские альпинисты обладают уникальным опытом спасательных работ в высоких горах, его нет ни в одной стране. Ведь только в бывшем СССР имеются горы, климатические условия на которых приближаются к гималайским: они хотя и ниже более чем на 1000 м, зато значительно севернее. Летом на Тянь-Шане примерно такие же условия, как на Эвересте осенью, правда, проблема высоты связана не только с климатом, но и с кислородным голоданием. Стройная система подготовки альпинистов в СССР предполагала, что даже альпинисты невысоких спортивных разрядов должны были обладать умением вести спасательные и транспортировочные работы в горах, причем и с помощью подручных средств. Сейчас, в Непале, этот опыт может сыграть большую роль.

Это быстро понял председатель комиссии по экологии гор Федерации альпинизма России Олег Федоров. Сам профессиональный эколог, опытный альпинист, он уже побывал в Гималаях в 1989 г. Человек не равнодушный к горам, он был инициатором и автором проекта участия российских альпинистов в очистке Эвереста. Перед тем как была создана первая версия проекта, он дважды посетил Непал, изучил экологическую обстановку в районе Эвереста, силами россиян провел некоторые эксперименты по сбору и захоронению мусора в районе базового лагеря Эвереста, наладил необходимые связи с ассоциацией альпинизма Непала.

И вот ноябрь 1995 г. и новая поездка небольшой экспедиции в Непал с уже вполне конкретными целями: обсудить российский проект, заключить соглашение с ассоциацией альпинизма Непала о совместных работах по очистке Эвереста, получить поддержку на правительственном уровне - по непальским правилам все, что связано с Эверестом, не может пройти мимо внимания правительства и должно с ним согласовываться, - договориться о сроках и характере участия российских альпинистов, оценить финансовые потребности, прикинуть вопросы организации и т.д.

Сборы и выезд

Поездка в Непал - это не путешествие из Петербурга в Москву, она требует времени и денег, и если с первым сейчас не возникает никаких проблем практически ни у кого, то с деньгами проблемы у всех. Деньги каждый участник экспедиции искал как умел. Наибольшую поддержку оказало Конструктивно-экологическое движение России ("КЕДР"), оно опекало и все предыдущие выезды. Снаряжением помогли различные специализировавшиеся на нем фирмы ("Турин" из Москвы, "Терра" из Санкт-Петербурга), частные организации ("Диатон" Б.Швецова из Санкт-Петербурга), РИЦ "Прогноз", предоставляющий лечебные носки и лечебное белье, фирма "Феникс", обувшая экспедицию в кроссовки. Представительство французской фирмы "Bull" в Москве предоставило в распоряжение экспедиции портативный компьютер "Zenith Data System", который сыграл большую роль в успехе нашей поездки, и теперь мы не представляем, возможны ли последующие поездки без компьютерной поддержки: "Чего не знаешь, в том не нуждаешься" (эти слова принадлежат Н.Тенцингу, одному из двух первовосходителей на Эверест в 1953 г.). Для испытаний экспедиция имела систему точного определения координат по спутникам, различные кремы, лечебное белье, новейшие медицинские препараты фирм "Примавера" и РИАЛ, которые помогли быстро адаптироваться к высоте и сохранить хорошее физическое состояние. Кто зарабатывал деньги на стройках, кто на выборной кампании, в общем - кто как мог. Для покупки группового билета и скромной жизни в Непале в течение 35 дней хватило - правда, далеко без излишеств.

И вот вечером 17 ноября 1995 г. самолет Аэрофлота доставил нас в Катманду - столицу Непала, а теперь и исходную точку большей части альпинистских экспедиций в Непальские Гималаи, в том числе и к Эвересту.

Катманду - столица Королевства Непал

Про Катманду сейчас много известно, и повторяться в очередной раз нет смысла: это город индуистских и буддийских храмов, с королевским дворцом (а до середины ноября 1995 г. - и с коммунистическим правительством), с бесконечным множеством лавок и лавочек, в которых много-много туристов, могущих наслаждаться лозунгом на английском языке: "Туристы - наши самые дорогие гости". Кричащие названия "отелей" и "ресторанов" (зачастую это просто ночлежки и забегаловки) эксплуатируют горную тематику, но есть и такие, как (в переводе на русский) "Голодный глаз", "Гнездо любовников". Но главное достояние Катманду, да и всего Непала, - это удивительно доброжелательные люди, готовые помочь в любом деле, всегда искренне улыбающиеся, хотя и очень бедные, а может быть, именно потому, что бедные и жизнь у них трудная. "Новшества", привнесенное в Катманду наступлением цивилизации, - это большая загазованность воздуха и проблемы с экологическим состоянием города, даже в центре.

Жители Катманду быстро распознают национальность иностранца. Идя по улице, можно услышать: "Как дела?" по-русски. Здесь можно встретить старых друзей-альпинистов из бывшего Союза, причем даже чаще, чем в России, у нас за короткое время было несколько таких встреч. Да и где еще нам встречаться - в Таджикистане или в Абхазии и Грузии?

Русскоязычная интеллигенция в Катманду

Поразил факт: в Катманду среди интеллигенции очень много русскоговорящих - все они получили образование в СССР или России, таких там более 2000, много непальцев, по их словам, и сейчас учится в России. Некоторые имеют русских жен, и тогда в семьях русский язык зачастую становится главным. Образование, полученное у нас, оценивается очень высоко. Ректор Трибхуванского университета - основного государственного высшего учебного заведения (формально университет возглавляет король Непала), мр. Шарма закончил Московский университет в 60-х годах, много таких и среди профессуры университета, среди медиков. Много крупных бизнесменов, получивших образование в СССР или России. Все они очень тепло относятся к России. Мы имели возможность познакомиться со многими из них на организационном собрании Общества непало-российской дружбы, в которое полностью влилась ассоциация выпускников вузов СССР и России, была там и такая организация. Непал далеко от России, и многие из непальцев не понимают, что у нас происходит, зачастую не одобряют. Возможно, дело и в том, что нормы морали буддизма близки к лозунгам социализма и коммунизма, правда, про двойную мораль наших бывших руководителей им ничего не известно. Для них коммунизм и коммунистическое общество - это почти буддизм.

Российский центр науки и культуры в Непале

Русскоязычная интеллигенция в Катманду концентрируется вокруг Российского центра науки и культуры - представительства Росзарубежцентра в Непале. Возглавляет его первый секретарь Посольства Российской Федерации в Непале В.П.Иванов, хорошо знающий все, что касается истории, культуры и обычаев народов Индии, Непала, Бутана и других стран региона. Этот Центр - не только вывеска, за несколько недель мы могли убедиться в том, какую большую роль он играет в Непале. Именно здесь базируется Общество непало-российской дружбы, здесь проводился при нас фестиваль российских и зарубежных фильмов. В Центре имеется большая библиотека технической и другой литературы на русском языке, которая активно используется русскоговорящими непальцами.

В Центре внимательно относятся к каждому россиянину, который сюда обратится. Так было и с нами. Значительная часть необходимых нам встреч была бы просто невозможна без помощи В.П.Иванова. Именно он организовал нам встречи в Трибхуванском университете, с представителями делового мира Катманду, посещение нескольких клиник тибетской медицины, что было важно в связи с тем, что экспедиция имела и медицинскую программу, которой руководил физиолог и альпинист Е.Гиппенрейтер. Этот центр по собственной инициативе взялся курировать все наши дела, связанные с проблемами очистки Эвереста, и в будущем, что вселяет в нас большой оптимизм относительно успеха замыслов.

Пресс-конференция

Для информирования общественности Непала о наших планах В.П.Иванов устроил нам пресс-конференцию в Российском центре науки и культуры. К удивлению, на нее пришло довольно много журналистов, причем не только непальских, среди них оказался и представитель известной английской радиостанции Би-Би-Си. Руководитель экспедиции рассказал о планах россиян по очистке Эвереста, об особенностях нашего проекта, оттенил те аспекты проекта, которые выигрышны по сравнению с другими. Вопросов было много. Но внимание концентрировалось вокруг трех моментов: имеем ли мы намерение воспользоваться ситуацией для восхождения на Эверест, как мы собираемся выполнять транспортировку мусора и тел погибших альпинистов с высоты 8000 м и собираемся ли мы просить Непал о какой-либо финансовой поддержке. Эти вопросы нами уже неоднократно обсуждались с официальными лицами Непала, включая Министерство туризма и гражданской авиации, мы к ним были готовы. После пресс-конференции во время небольшого фуршета, устроенного Российским центром, журналисты задавали еще много вопросов, в том числе и "заковыристых", в неофициальной обстановке, демонстрируя одновременно и интерес к экспедиции, и некоторое слабо скрываемое недоверие. Видно было, что многие из них предварительно проконсультировались и в ассоциации альпинизма Непала, и в министерстве. На следующий день в двух центральных газетах Катманду, издающихся на английском языке (он вместе с непальским является официальным государственным языком), появились статьи о нашей экспедиции, причем в газете "Катманду пост" - под амбициозным заголовком, который в переводе примерно звучит так: "Русские собираются метлой вымести мусор с Эвереста". Статьи в целом доброжелательные, но с явно обозначенным недоверием и некоторым искажением высказываний российской стороны. Были ли статьи в непалоязычных газетах, - нам было определить трудно из-за языковых проблем. Прошла информация о пресс-конференции и по Би-Би-Си. Многие журналисты говорили о необходимости подобных пресс-конференций и на последующих этапах работы экспедиции.

Ассоциация альпинизма Непала и переговоры

Ассоциация альпинизма Непала является полуобщественной организацией, но ее мнение весьма авторитетно для правительства во всем, что касается гор, которые приносят королю немалый доход и дают работу многим шерпам. До недавнего времени ассоциацию возглавлял один из членов королевской семьи, сейчас ее возглавляет Дава Норбу Шерпа, опытный альпинист и крупный бизнесмен. Он является владельцем авиакомпании "Asian Airlines Helikopter". Вертолеты его авиакомпании - русского производства, основные летчики - русские, причем большинство из них те, кто хорошо знаком альпинистам по прежним временам - именно они работали раньше в горах Памира и Тянь-Шаня. авторитет русских вертолетов и русских летчиков чрезвычайно высок во всем Непале: они сыграли решающую роль в спасательных работах, когда в начале ноября лавины и сели в районе пос. Гокио, что рядом с Эверестом, привели к человеческим жертвам среди туристов и местных жителей. Именно российские вертолеты и русские летчики вывезли основную часть пострадавших. Руководители ассоциации говорили, что наш вертолет вывозил за один рейс до 20 человек, в то время как американская "Пума" - только двоих. Потом король Непала лично выразил благодарность российским летчикам и руководству авиакомпании. Мы пользовались только этими вертолетами.

Переговоры с целью заключения соглашения были достаточно трудными. Непальская ассоциация альпинизма, да и правительственные чиновники с некоторого времени весьма настороженно относятся к проектам типа нашего, так как уже был прецедент, когда в подобной ситуации провозглашение благих намерений закончилось обманом: бесплатным восхождением на Эверест вместо очистных работ на его склонах. А за такое восхождение сейчас нужно уплатить сумму в 50 тыс. американских долларов. И тем не менее договоренность была достигнута. Возможно, решающую роль в исходе переговоров сыграла поддержка посла Российской Федерации в Непале, удивительно внимательного и доброжелательного человека, большого знатока Непала и тонкостей общения с его официальными структурами, А.М.Кадакина, советы которого помогли нам правильно выбрать стратегию переговоров, а письмо с поддержкой в Министерство туризма и гражданской авиации помогло преодолеть недоверие. Проект получил поддержку министра народонаселения и окружающей среды, который принял нас и выслушал с большим вниманием, обращая внимание и на другие экологические проблемы Непала, но это отдельная тема. Главное содержание подписанного соглашения таково: российские альпинисты и специалисты-экологи примут участие в совместных работах по очистке склонов Эвереста в районе Южного седла в мае - июне 1996 г., причем мы должны использовать свою технологию и по возможности обучить ей шерпов, которые могут работать на высотах до 8000 м. Другие детали соглашения не так интересны, и о них сейчас говорить не стоит. Стоит только сказать, что финансирование расходов по участию россиян в очистных работах должно осуществляться полностью самими россиянами. Поэтому мы стоим перед трудной проблемой - найти порядка 80 тыс. долларов, в которые, по предварительным оценкам, нам обойдется весенняя экспедиция в составе около 20 человек. Спонсоры, откликнитесь! Но акция российских альпинистов по очистке Эвереста состоится обязательно, даже если нас будет немного.

Эверест

Затяжные переговоры не помешали найти время, чтобы непосредственно ознакомиться с районом Эвереста и составить представление об экологической обстановке в его окрестностях. В начале декабря ассоциация альпинизма Непала была занята открытием музея альпинизма в Покхаре, втором по величине городе Непала, через который проходит путь к другому популярному восьмитысячнику Непала - Аннапурне, первому из восьмитысячников, на который было совершено восхождение альпинистами. Этой паузой и удалось воспользоваться, чтобы "прикоснуться" к Эвересту. Путь к Эвересту - это час на вертолете или самолете до Луклы, а затем 5-6 дней пешком до ледника Кхумбу, где собственно и начинается то, что мы называем окрестностями Эвереста. "Прогулка" по тропе от Луклы до ледника Кхумбу, вообще говоря, не для слабых физически, хотя в любом селении по пути можно за относительно небольшую плату нанять носильщика, который будет нести рюкзак в том темпе, который вам наиболее приемлем. Но и без рюкзака путь может оказаться непростым: во-первых, тропа почти везде идет то вверх, то вниз, а во-вторых, сказывается высота, которая на участке от Луклы до ледника Кхумбу увеличивается от 2400 до 5200 м. И тем не менее идут по ней люди разных возрастов и физической подготовки: дорога настолько красива, а цель настолько привлекательна, что все готовы летом умирать от жары и усталости, от холода и усталости зимой, платить за вход в Национальный парк "Сагарматха" около 20-30 долларов и переносить многие другие тяготы. Ущелья бесконечной глубины, раскачивающиеся висячие мосты длиной до сотни метров и на десятиметровой высоте над бурной рекой, свежий горный воздух, ослепительно белые грандиозные горы, над которыми в глубине долины возвышаются два великана нашей планеты Эверест и Лходзе и самая красивая гора Гималаев Ама-Даблам, - это то, что путешествующие здесь получают в награду. Если добавить к этому монастырь Тьянг-Боче, множество непривычных для глаза европейца культовых сооружений буддизма, ласкающую взор растительность и дружелюбие местных жителей, то все вместе намного перекрывает все трудности путешествия. Именно поэтому и идут сюда из Новой Зеландии и Канады, Австралии и Японии, Америки и Европы, идут и идут почти непрерывным потоком, даже в декабре. Настоящее паломничество. Добавьте к этом непрерывные караваны носильщиков, которые несут на спине все, что нужно и туристам, и местным жителям: продукты, напитки и даже строительные материалы. Туризм и экологические проблемы в Гималаях неразрывно связаны. Редкие встречи обходятся без взаимных приветствий или разговоров. Бывают и забавные ситуации: поговорив на английском минут десять с симпатичной девушкой, вдруг неожиданно выясняю через ее американского спутника, что она из Москвы, после чего разговор становится еще более оживленным, но уже по-русски, которого американец, к счастью, не понимает.

Много интересного можно увидеть по пути. В Намче-Базаре, столице страны шерпов Соло Кхумбу, с незапамятных времен, как и сейчас, по субботам и воскресеньям базар, куда регулярно переходят через границу, пролегающую по высокогорному перевалу, жители китайского Тибета. Приходят и шерпы снизу и сверху. По другим дням идет бойкая торговля в многочисленных лавках. Туристы и альпинисты могут приобрести тибетские украшения из камней, настоящего и поддельного серебра, любую одежду и снаряжение для путешествий и восхождений самого высокого класса или взять снаряжение напрокат. На обратном пути можно все снаряжение снова продать, но уже по более низкой цене - все довольны, многие не везут из дома то, что можно купить здесь.

Каждый считает необходимым остановиться хотя бы ненадолго в Тьянг-Боче у знаменитого монастыря. К сожалению, сильный пожар 1979 г. почти полностью уничтожил старое здание монастыря. Поразительно же то, что сейчас оно полностью восстановлено, почти все строительные материалы и все прочее, что есть в монастыре, было принесено сюда носильщиками-шерпами. Этот монастырь среди буддистов считается одним из самых значительных и почитаемых, наряду с Ронбукским монастырем, который расположен к северу от Эвереста в Тибете. А дальше - все, что хоть как-то связано с цивилизацией, практически отсутствует: горы, маленькие селения, отдельные приюты для туристов (их здесь принято называть лоджиями), снова солнце, горы и снег, снег и горы, иначе говоря, то, к чему здесь все и стремятся.

Наконец тропа приводит к последнему пункту, где еще есть лоджии, куда можно смело идти без палатки. Это селение на высоте свыше 5000 м из нескольких неказистых домиков, зато название его известно далеко за пределами Соло Кхумбу и Непала - Горак-Шеп. Дальше только ледники, снежники, скалы. Здесь в декабре уже совсем холодно, в особенности ночью. В наше пребывание там было ниже -15 град., температура в лоджии, которая довольно хорошо продувается, не сильно отличается от наружной.

Кульминационный момент для большинства из тех, кто достигает Горак-Шепа, а доходят сюда далеко не все, это подъем на небольшую вершину, которая возвышается над Горак-Шепом на 350-400 м и называется Калла-Потгар. Высота ее примерно 5550 м. Вид с этой точки в сторону Эвереста - наилучший из возможных в районе. Именно он запечатлен на многочисленных открытках, которые продаются в Катманду, Намче-Базаре, везде. Это знаменитая подкова из трех гималайских великанов, величественных, поражающих красотой, тишиной и отрешенностью от привычного мира: Эвереста, Лхотзе и Нупцзе. Для большинства этот миг и есть то, ради чего мучаются, терпят лишения, тратят деньги. А потом все идут вниз, постоянно оглядываясь, чтобы вновь и вновь вспомнить это мгновение и увидеть Эверест, который постепенно прячется за стеной Нупцзе. Ушли вниз и мы, чтобы завершить переговоры, уехать домой и вновь готовиться к встрече с Эверестом, только теперь - уже в прямом и переносном смыслах - на самом высоком уровне.

Эпилог

Переговоры закончены, главная цель экспедиции осени 1995 г. достигнута. Мы снова дома, и снова - работа, работа и работа (на фоне "основной" работы) по подготовке экспедиции весны 1996 г. (программы, планы, люди, деньги, снаряжение, бумаги, расчеты, бесконечная переписка...).

И вот в первых числах марта, когда уже сверстаны основные положения по выполнению проекта весны 1996 г., получаем факс из Катманду, что десять русских альпинистов допущены к очистным работам и могут подняться до высоты 8000 м без уплаты крупных долларовых сумм правительству Непала. С учетом того, что до начала работ оставалось всего два с половиной месяца, подготовка пошла еще более ускоренными темпами. Письмо, направленное председателю Госкомитета по физкультуре и Туризму Ш.А.Тарпищеву с просьбой поддержать престижную международную акцию российских альпинистов осталось вообще безответным (что подчеркивает "крепость" бюрократического аппарата Госкомитета), финансирование через спонсоров складывалось очень туго, а кроме того, и набрать десять добрых молодцев, могущих не просто подняться на 8000 м, но и работать там 2-3 дня, оказалось практически невозможно.

Однако развязка наступила довольно быстро - через неделю после получения факса-приглашения мы получили следующий факс: Министерство туризма Непала приняло решение провести очистные и транспортировочные работы только силами непальских добровольцев (добровольцев - у словно, так как ассоциация альпинистов Непала получила на эти работы от Министерства туризма солидные деньги, посодействовало этому и наше ходатайство). Но у нас оставались еще программы, которые нужно было бы выполнить весной 1996 г. в Непале. Выполнение этих программ пришлось отложить до осени.

Теперь об основных направлениях проекта "Эверест-Сагарматха". Их три. Во-первых, сбор мусора и хлама на Южном седле, транспортировка мусора, а также тел погибших восходителей с 8000 м до базового лагеря 5500 м. В проекте был принят за основной традиционный спуск с использованием веревок по технологии спасательных работ. Кроме того, изучался и практически отрабатывался непосредственно под Эверестом способ спуска грузов на параплане. Рассматривалась возможность использования специально обученных собак-лаек, которые совершили восхождение на пик Коммунизма (7495 м), пик Ленина (7134 м), Эльбрус (5633 м). Предполагалось, что собаки будут транспортировать грузы по Западному цирку (от 7300 до 6000 м). К началу реальных работ было решено использовать только альпинистско-спасательную технологию, а также использовать опыт горных туристов по транспортировке грузов в горах на специальных волокушах.

Во-вторых, уничтожение уже накопленного мусора вдоль тропы на Эверест от Луклы до базового лагеря. Эту задачу уже взялись решать французы и японцы. Их метод - сжигание мусора. Французы доставили в национальный парк Сагарматха прекрасно изготовленные мусоросжигательные печи. Но... печи, не имея возможности обеспечить принудительное горение, лишь концентрируют вокруг горы мусора. Печь, установленная японцами в Лукле, имеет те же недостатки и действует так же, как французские. Мы предложили научно обоснованный метод порционного захоронения мусора в специально выбранных местах. Этот метод предварительно одобрен министром экологии Непала.

В-третьих, решение проблемы разработки системы, в т.ч. и законодательной, и оборудования, исключающих впредь накопление мусора в национальном парке Сагарматха. У нас есть предложения по решению этой проблемы, но сейчас, мы считаем, необходимо сосредоточить усилия на решении первых двух проблем.

После встреч с непальскими учеными и специалистами в проект "Эверест-Сагарматха" были включены научно-техническая и научно-медицинская программа. Первая предполагала реализовать российские разработки в области создания автономных экологически чистых энергоблоков, способных обеспечивать электроэнергией отдельные поселки или небольшие районы, т.к. строительство крупных гидроэлектростанций в Непале нецелесообразно. Кроме того, в программе предлагалось использовать возможности России для создания воздушно-транспортной системы Непала, поскольку строительство и эксплуатация наземных транспортных магистралей здесь практически невозможны.

В научно-медицинской программе испытывались разработанные в России медицинские препараты и адаптогены, повышающие работоспособность в условиях высокогорья и ускоряющие реабилитацию после спуска с высоких гор (препарат "Риал", экстракт женьшеня, экстракт пекарских дрожжей и др.), лечебное белье, некоторые методы нетрадиционной медицины.

По всем программам накоплен значительный опыт, и они будут продолжены осенью 1996 г. и весной 1997 г. в проекте "Эверест-Лхотзе-97". По этому проекту весной 1997 г. будет совершено сверхтрудное восхождение (траверс) от Лхотзе (8501 м) через Южное седло на Эверест (8848 м).

Я уже писал в "Путнике" о качестве российского снаряжения. И снова предметом зависти на эверестской тропе были рюкзаки из турина конструкции А.Землянского (пароль рюкзака "Дед"). Особый интерес вызвали куртки из полартека, очень понравился непальцам и иностранцам дизайн, местные предприниматели готовы заключать договоры о совместном производстве или о поставках снаряжения.

В заключение хотелось бы отметить, что использование переносного компьютера "Zenith Data System" и спутниковой навигационной системы для точного определения координат мест захоронения и построения трасс полетов парапланов придает современную оснащенность работам по проекту.

Приглашаем принять участие в наших экспедициях бывалых туристов, считаем, что у них есть чему поучиться.

-- МКТ -- www.transport.ru
назад



© Nepal.Ru 2001

Designed by Toxa, JuKa